УСЛЫШЬТЕ НАС, АТО! Заключенные хотят защищать свою страну

03.09.2014 | Кількість переглядів: 929

Ранее в СМИ появилась информация о том, что представители центра ресоциализации заключенных «Листопад» направили  президенту Украины письмо-предложение пополнять ряды украинской армии за счет заключенным.

Какие доводы  в пользу создания добровольческого подразделения, укомплектованного добровольцами-заключенными, привели представители Центра в обращении к гаранту? Где гарантия того, что вчерашние «зэки», получив в руки боевое оружие, используют его по назначению? С этими и другими вопросами пресс-клуб обратился к представителю «Листопада» Елене Петровой.

 - В чем состоит предложение центра «Листопад»?

- Это своеобразная альтернатива призыву молодых украинцев на срочную службу. Судите сами: заявлений от добровольцев-«сидельцев» к нам поступили уже сотни. А когда станет известно, что страна дала этому патриотическому порыву зеленый свет – их могут быть тысячи. И необходимое количество новых солдат, нужных стран, наберется вот таким естественным, добровольным образом. А юноши, получившие сейчас повестки из военкоматов – пусть они лучше учатся, получают профессии, заводят семьи: в общем, нормально живут. Тем более, что такая «замена» для государства будет выгодной по целому ряду причин:

- мотивация добровольца и мотивация срочника – это очень разные вещи. Один на фронте по велению души, другой – по приказу военкома. Как думаете, кто из них станет воевать эффективнее?

- почти все наши заявления написаны людьми старше 30 лет — взрослыми во всех отношениях мужчинами, готовыми и к военным действиям, и к разным возможным лишениям не в пример лучше 18-летних;

- среди заключенных, желающих защищать страну, много специалистов тех воинских профессий, которые сейчас нужнее всего — артиллеристы, танкисты, разведчики, снайперы. Чтобы обучить такого специалиста с нуля, нужны годы: а здесь вот они, уже готовые. Ставьте под ружье – и командуйте!

- за плечами едва ли не всех наших добровольцев – действительная служба в армии; в их числе – те, кто раньше уже участвовал в реальных военных конфликтах: Афганистан, Приднестровье, Абхазия. Люди воевали в чужих странах, а уж на родной земле они точно будут воевать с полной отдачей.

- Где гарантия того, что вчерашние «зэки», получив в руки боевое оружие, используют его по назначению? И вообще - не сбегут?

- В «Листопаде» этот непростой момент хорошо продуман, есть четкий план действий. Во-первых, все заявления добровольцев будут внимательно проверяться уже на первом этапе, нами самими. Это несложно: на зоне ведь как – каждый на виду, все про всех знают. Я к тому, что люди неблагонадежные, зарекомендовавшие себя недостойно, будут нами отсекаться сразу, в самом начале.

По поводу остальных. Нами разработана система проверки добровольцев на предмет моральной и профессиональной пригодности к воинской службе. Она проста и эффективна: каждого из них ждет собеседование с комиссией, в состав которой войдут психолог, врач, военспец и, возможно, контрразведчик. И только по результату положительного решения этой комиссии человек попадет в войска.

Не стоит сбрасывать со счетов и такой момент, как ответственность добровольца перед своими товарищами, оставшимися в местах заключения. Ведь понятно, что стоит кому-то одному «отличиться» в нехорошем смысле, как дальнейший набор добровольцев из числа заключенных на этом и закончится. А товарищи – они ведь потом спросят, и спросят даже построже, чем государство.

- Есть ли риск возможного мародерства со стороны добровольцев, совершения ими корыстных преступлений, насилия по отношению к врагам или местным жителям?

- Конечно, исключить такой риск на все сто процентов нельзя, люди есть люди. Но признаем, положа руку на сердце – подобное случается и сейчас; и в регулярных войсках, и в добровольческих батальйонах.

Я ответственно скажу следующее. В батальоне «ВОЛЯ» (так он станет называться, если страна все-таки позовет заключенных) рядом с обычными бойцами будут сражаться их старшие товарищи, авторитет которых был непререкаем и в местах лишения свободы. А уж в районах боевых действий он будет просто незыблемым. Иначе говоря, с дисциплиной в подобном батальйоне дело будет обстоять даже лучше, чем в остальных воинских подразделениях.

- Скажите, осужденные просятся на фронт для того, чтобы выслужить амнистию? Скостить срок заключения? Есть ли какие-то условия с их стороны по этому поводу?

- Ровным счетом никаких. Это чисто патриотический, бескорыстный порыв людей, которые хотя и совершили ошибки в своей жизни, но остались гражданами Украины и просто хотят ей помочь в трудную минуту. Без каких-то расчетов, без любых условий.

И сравнивать эту инициативу с печально известными «штрафбатами» периода Великой Отечественной – нет никаких оснований. Там люди сражались по принципу «свобода или смерть»: их сознательно бросали в самые страшные мясорубки, свободу обретали немногие, смерть — почти все. А за спинами штрафников еще и стояли цепи заградотрядов…

У нас все иначе. Тем более что помощь стране они предлагают сами. Тогда как предложение идти в «штрафбаты» исходило от государства. Я бы скорее сравнила «Волю» с другими воинскими частями из заключенных: так, в англо-бурской войне настоящие чудеса героизма демонстрировал отдельный полк, целиком сформированный бурами из числа освобожденных добровольцев. Отличилась и рота бывших заключенных Бастилии — это уже франко-прусские войны. Есть и другие примеры в истории, и все они свидетельствуют о том, что за свободу своей страны люди, временно потерявшие личную свободу, сражаются мужественно и самоотверженно.

И еще в тему. Сегодня в зонах, находящихся в пределах АТО, отбывают наказание тысячи наших сограждан. В некоторых из зон, на территориях, контролируемых сепаратистами, уже были вот какие ситуации. Заключенных выстраивают во дворе зоны, и в присутствии начальника учреждения какой-нибудь Болотов (Бес, Моторола) пафосно призывает их вступить в ряды ДНР-ЛНР. Согласившихся – обещает выпустить на свободу. Отказавшихся – угрожает уничтожить. Как вы думаете, идут заключенные воевать за сепаратистов? Нет! И слава богу, пока никого не расстреляли.

Читати також:

Допомога з берегів Дніпра

В Дніпрі, чи то по-старому в Дніпропетровську, складно знайти переселенця, який би не чув про благодійну організацію «Допомога Дніпра». Проста адреса – Карла Маркса, 119А, поряд з залізничним вокзалом.  Давня будівля з жовто-блакитною вивіскою «Допомога переселенцям»… «В четвер ввечері у нас фітнес, а в середу наш англомовний театр дає виставу», – розповідає координаторка «Допомоги» Людмила …

В Одесі власну справу розпочинають пліч-о-пліч переселенці та воїни АТО

«Новий відлік 2.0» — це програма, яку вже другий рік поспіль реалізують в Одесі та області. По суті вона є бізнес-інкубатором, у якому допомагають створити новий бізнес або підтримуть існуючий. Але учасниками можуть стати лише тимчасово переміщені особи, демобілізовані учасники антитерористичної операції та члени їх сімей. Цього року програма зазнала змін та модернізувалася. Щоб відповісти …

Украина является безусловным чемпионом по количеству дел в Европейском суде по правам человека

Об этом во время брифинга в Краматорске рассказала Наталья Ступницкая, менеджер программ Координатора проектов ОБСЕ в Украине. “Если в прошлом году было 16 000 дел, то в этом году — уже около 19 000. Из них более 3000 заявлений, касающихся ситуации на востоке. И каждый день количество заявлений увеличивается», — подчеркнула она. В свою очередь, …

«Закарпаття-Донбас»: у нас все вийде!

Ужгород – тихе та затишне місто. «Старовинні вулиці, аромат запашної кави … — я закохалася в цю чарівну атмосферу з перших днів знайомства», — згадує свої враження, після приїзду з Макіївки, Тетяна, представниця громадської організації «Закарпаття-Донбас». Хоча саме слово «втеча» може краще проілюструвати те, як Тетяна, разом з сестрою та 10-ти річною донькою, полишала рідний …